Открыт предзаказ на книгу Олега Пащенко Гипогуманизм

Все книги, тираж которых закончился, можно заказать в формате pdf

Петербургское гуманитарное издательство
e-mail: hladikpress@gmail.com
tel.: +7 911 0966757


Андрей Левкин. Место без свойств

Сюжет «Места без свойств» движется ретроспективно – от последнего текста к первому. Вещь, которая замыкает этот сборник коротких сочинений Андрея Левкина (1954-2023), написана автором на одре последней болезни; она стала финалом/итогом способа художественного мышления, который Левкин пестовал и развивал всю свою литературную жизнь. Отсюда начинается обратный отчет к открывающему книгу «раннему» тексту, где, тем не менее, этот метод уже явлен в своих основных чертах. Левкин-прозаик родился из головы позднего литературного модернизма во всеоружии, как Афина Паллада из головы Зевса. Все, что Левкин делал на протяжении четырех десятилетий писательства, можно определить как наращивание радикализма, расширение границ, доведение до логического конца того способа художественного мышления, с которым он пришел в литературу на русском языке. Читателя ждет подлинное удовольствие – проследить за превратностями метода Левкина, за тем, как он сознательно вел – и довел – его до логического предела. Помимо вышесказанного – это превосходная проза; в ней создан мир, который реальнее нашего с вами.

216 с., 120х200, интегральный переплет

Джонатан Литтелл. Рассказы Фата-морганы
Перевод с французского Михаила Шелковича и Денса Диминьша


Рассказы Джонатана Литтелла, впервые опубликованные издательством Fata Morgana, — не столько образцы короткой прозы автора знаменитого романа «Благоволительницы», за который он в 2006 году получил Гонкуровскую премию, сколько очередной плод его исследований трансгрессивной реальности. По-видимому, не желая привязывать себя к конкретному медиа, Литтелл фиксирует ее то в журналистских репортажах, то в художественной прозе, то в документальном кино. Эта реальность всегда пронизана насилием. Но если «Благоволительницы» фокусируются на насилии в промышленных масштабах и оставляют на периферии интимную жизнь, то в рассказах Литтелла фокус смещается как раз на последнюю. Стиль этих рассказов то почти документальный, то предельно личный, избегает всего лишнего, стремясь овеществить слово. Одни и те же образы и мотивы повторяются в разных комбинациях, сплетаясь в своего рода узор, образованный колебаниями интенсивности, — что приближает нарратив к музыке. Сам автор называет свои рассказы «этюдами» в музыкальном смысле, то есть упражнениями, помогающими овладеть приемом.

192 с., 120х200, интегральный переплет



Елена Шварц. Истинные происшествия моей жизни


Елена Шварц (1948–2010) однажды заметила, что в ее стихах «можно найти все, о чем ни подумаешь: музыкальные инструменты, просто инструменты, почти всех птиц, животных, цветы, одежду, деньги, посуду...» Вещи мира служат в ее поэзии путями перехода к «чудесному». Проза Шварц, начиная с почти детских рассказов 60-х годов, — о том, как эти вещи служат проводниками «иных сил» в повседневность, будь то варенье, кража которого из комода сопровождается появлением «белой фигуры», или хомяк, которого убивает мысль о смерти, охватившая автора во время пьяных посиделок...

392 с., 120х200, интегральный переплет

Тираж закончился. Допечатка в конце октября


Филипп Жакоте. Чашка паломника (Моранди)

«Эта чашка, почти белая, стоящая рядом с коробкой, вазой, бутылкой: не лучше ли она, чем какая-либо другая, годится, чтобы паломник взял ее в путь вместе с прочими пожитками, и расставил все это там, на привале, у „колодца Живого, который видит“, где он присядет утолить жажду?» Так смотрит Филипп Жакоте (1925–2021) на натюрморты Джорджо Моранди (1890–1964). Моранди любил, когда предметы, бесконечные вариации которых он изображал, покрывались пылью, будто слоем времени, приобретенным ими в их неподвижном паломничестве к пределу плотности композиции, последнему взаиморасположению как последнему слову, которое вдруг становится Именем.

88 с., 145х145, мягкая обложка с клапанами, иллюстрации


Марчин Виха. Малевич: направление осмотра
Перевод с польского Елены Рыбаковой


Роман польского писателя, эссеиста, художника-графика и дизайнера Марчина Вихи (р. 1972) построен как маршрут по воображаемому музею Казимира Малевича. Комбинируя факты с домыслами, монтируя сухой документ с анекдотом, бытовое с космическим, перемежая интонацию сказителя торопливым говорком экскурсовода, сталкивая в лоб современность и прошлое, постоянно меняя жанровые плоскости повествования, расщепляя свой «предмет во времени и пространстве», Виха создает не просто биографию великого супрематиста, а своего рода супрематическую биографию, биографию-абстракцию. Но чем больше она выходит за пределы пресловутой «реальности», тем реальнее становится фигура создателя «Черного квадрата».

288 с., 120х200, интегральный переплет

Александр Бренер. Филип Гастон, воскресший среди жмуриков

Филип Гастон (1913–1980) хотел стать великим живописцем и стал им, а подлинно великий живописец в западной традиции не может избежать насилия как своего главного предмета. Образы насилия преследовали всех мастеров, которыми Гастон восхищался, — от Уччелло и Мантеньи до Гойи и Жерико. Но в ХХ веке насилие достигло такого размаха, что живописцу пришлось изображать уже не рыцарские сражения, пытки мучеников и расстрелы повстанцев, а отходы всемирного террора, например, как Гастон, — горы отрубленных ног и принадлежавших им башмаков. Одновременно с этим Гастон, художник-мыслитель, обратился к элементарным формам западной культуры, к её символическим объектам — книге, часам, лампе, стилосу, подкове... — и составил из них алфавит этого мира знания и насилия. С помощью своего алфавита он охватил весь западный универсум, но не для того, чтобы его восславить, а чтобы горько над ним рассмеяться и наконец освободиться от него.

88 с., 145х145, мягкая обложка с клапанами, иллюстрации



Александр Бренер. Алма-Атинская блудница

Эта книжка — опыт невинной порнографии и воспоминание о подростковых любовных радениях и падениях. А ещё это история поиска истоков бунта и путей ухода из социума одним юношей. Ему довелось встретить богиню, которую все считали потаскухой, а он не поверил и ушёл с ней сначала в рай, а потом в ад.  То есть речь тут идёт о примитивной метафизике объятий и соитий, чреватых общественным остракизмом и добровольным изгнанием. Книжка снабжена двумя приложениями: стихотворным и рисованным. А адресована она, конечно же, неведомому другу или подруге, которые, читая этот опус, смогут припомнить собственные страсти — их пробуждение, их наваждения. И даруемое ими освобождение.  

200 с., 145х200интегральный переплет

Узелки времени. Эпоха Андрея Волконского. Воспоминания, письма, исследования


Андрей Михайлович Волконский (1933–2008), один из самых одаренных представителей древнего российского рода, родился в Женеве в 1933 году и был привезен в Советский Союз в 1947 году родителями-патриотами. Волконский-композитор стал не просто лидером советского музыкального авангарда, первым использовав в творчестве сериализм, но настоящим «окном на Запад». Блестящий клавесинист, Волконский основал первый в Советском Союзе и ставший невероятно популярным ансамбль старинной музыки «Мадригал». В 1973 году композитор вернулся на Запад и провел остаток жизни в Европе. Эта книга — первый сборник трудов Волконского и о Волконском, в котором собраны собственные тексты композитора, воспоминания о нем родных, друзей и коллег и теоретические материалы о его творчестве. Впервые представлена хронология его жизни, а также полный аннотированный каталог его произведений и полная дискография. Приведены неопубликованные ранее страницы переписки, бесед и мемуаров, а также некоторая часть уже публиковавшихся текстов. Отдельный раздел посвящен рецепции творчества Волконского: систематизированы отклики на премьеры сочинений и концерты в советской и зарубежной прессе, дающие понять, какая атмосфера сложилась вокруг его фигуры, что вынуждало его уехать и почему он не сумел достичь признания за рубежом. Книга представляет собой полный портрет выдающегося композитора, исполнителя и просветителя на фоне важных явлений мировой музыкальной культуры.

864 с., 170х240, переплет, цветная вклейка



Владислав Дегтярев. Мадонна среди руин

Руины сопровождают человека всегда, и поэтому разные эпохи видят в них различное содержание. Руины потому так привлекают внимание философов, что находятся на границе искусственного и естественного, порядка и хаоса. Руина представляет собой машину зрения, придуманный философами воображаемый инструмент, с помощью которого можно учиться различать степени упорядоченности мира. С течением времени руины постепенно теряют признаки порядка (то есть следы замысла строителя) и переходят в область хаоса. Однако этот хаос локален, точнее, узко локализован и подчеркивает собой общую упорядоченность окружающего нас (и их) мира. Поэтому руины оказываются идеальным поводом для размышлений о тщете всего сущего и идеальным фоном для любых событий. В книге «Мадонна среди руин» культуролог Владислав Дегтярев размышляет о значении руин как пограничного во всех смыслах явления, экрана для наших проекций и зеркала наших ожиданий.

72 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

250 р.  Заказать


Станислав Снытко. Финские ночи

Проза Станислава Снытко стремится к предельной точности и простоте вербального жеста, минимальности его траектории и при этом бесконечно сторонится окончательного достижения и простоты и точности. Это роднит ее с временем. Это выделяет в ней проявление многозначной способности времени — природного, телесного, социального, интеллектуального — «проходить»: истекать, останавливаться, затягиваться... Проза Станислава Снытко стремится к предельной точности и простоте вербального жеста, минимальности его траектории и при этом бесконечно сторонится окончательного достижения и простоты и точности. Это роднит ее с временем. Это выделяет в ней проявление многозначной способности времени — природного, телесного, социального, интеллектуального — «проходить»: истекать, останавливаться, затягиваться...

112 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

300 р. Заказать

Василий Бородин. Хочется только спать

«Я прожил жизнь, неизвестно зачем видел вещи, от которых отвернулся бы, в слезах или гневе, сам Господь Бог; я теперь такой же Иван Петров, как какой угодно Иван Петров; я хочу молчать, сидеть на крыльце, зажигать папиросу и рифмовать слова „лес“ и „лось“». Короткая проза Василия Бородина (1982–2021) наблюдает своего рода  эпифании ухода смысла на «поля» нашей напористой и смешной жизни: от рационализма — к уму, от текста — к слову, от слова — к звуку и букве алфавита, от города (и государства) — к своему отщепенческому двору, от обладания — к созерцанию, от знания — к растерянности, от людей — к животным.

128 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf



Евгений Вензель. Стихи 

Жизнь Евгения Вензеля (1947-2018), как и его творчество, парадоксальна. Злой эпикуреец, нежный алкоголик, эпатирующий домосед, спортсмен и завсегдатай Малой Садовой, столяр и посетитель «Сайгона», задира и меланхолик, составитель антологии мировой поэзии, владелец автомобиля, использующий его только для курения, обладатель знаменитой стремительной походки и ряда пишущих машинок, печатавший на них для заработка статьи половины сотрудников Пушкинского Дома. «Даже в кругу изгоев, какими были и слыли подпольные поэты шестидесятых-семидесятых, Евгений Вензель казался и был изгоем, аутсайдером, одинокой вороной» (Виктор Топоров). При жизни печатался в сам- и тамиздате, выпустил две тонкие книжки стихов, оставив внушительное собрание для предполагаемого третьего сборника, а также блестящую прозу, которая ждет своего часа.

400 с., 145х200, мягкая обложка с клапанами 

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf

Олег Юрьев. Франкфуртский бык


В книге Олега Юрьева (1959–2018) «Франкфуртский бык» (1996) — шесть рассказов, образующих шесть ее углов, и еще один рассказ-эпиграф в средоточии этой «гексаграммы». Символическая конструкция книги (треугольник условно-сатирических рассказов, наложенный на треугольник рассказов условно-фантасмагорических) предвосхищает главную черту большой прозы Юрьева 2000-х годов (романы «Полуостров Жидятин», «Новый Голем, или Война стариков и детей», «Винета») — взаимопроникновение эпической красоты и «человеческой комедии».

184 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами


300 р. Заказать

Андрей Бычков. Секс с фон Триером

«„Васингтон“ — так жители окрестных российских деревень называют крематорий, построенный в период пандемии в заповедной лесной зоне, куда свозят сжигать трупы из крупного областного города. Декорации на этот раз не только исполнены белыми или черными мелками, теперь это и широко, живописно представленные задники, на которых мы видим то лес с реалистично выписанной медведицей, то импрессионистичное море и белоснежный корабль (в воспоминаниях Грейс, с намеками на фильм „Рассекая волны“), а то даже и бульвары Москвы с картонными кроваво-бронзовыми памятниками Тургеневу, Гоголю и даже Абаю». Русский сценарист посылает свой сценарий самому Ларсу фон Триеру. И фон Триер, конечно же, снимает фильм. Это и есть знаменитый «Васингтон» — последний из трилогии фон Триера «США — страна возможностей» (после «Догвилля» и «Мандерлея»). Да и как ему не снять, если у него и сценариста одна и та же возлюбленная, если он и сценарист, возможно, виртуализированы друг другом.

208 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами



Чарльз Симик.
Алхимия грошовой лавки

Перевод с английского Светланы Силаковой

Сборник-ассамбляж американского поэта Чарльза Симика (р. 1938) посвящен американскому художнику Джозефу Корнеллу (1903–1972). Корнелл комбинировал в застекленных коробках предметы, найденные на барахолках Нью-Йорка, и превращал бесполезные осколки человеческого быта в таинственные декорации театра ностальгии. Симик воссоздает атмосферу этого театра, комбинируя небольшие разнородные тексты, прямо или косвенно связанные с Корнеллом.

112 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

200 р. Заказать


Cоня Дымшиц. Пенфей

Во второй сборник драматурга, режиссера и театроведа Сони Дымшиц вошли пьесы, написанные в 2019-2021 годах. Совершенно непохожие друг на друга по форме и эстетике, они осмысляют свободу воли в разных ключах — антропологическом, абсурдном, терапевтическом, сказочном...

168 с., 125х200, мягкая обложка с клапанами

200 р. Заказать

Сэмюэль Беккет. Тихие трепыхания
Перевод с английского Петра Молчанова


Этот сборник — первое на русском языке издание поздней прозы Сэмюэля Беккета, включающее все рассказы, написанные им в последние десять лет жизни. Самый поздний из них, «Тихие трепыхания», был напечатан всего за несколько месяцев до смерти писателя. В 80-е годы в текстах Беккета разворачивается новый способ высказывания. В повествовании, которое поначалу кажется лишенным каких-либо красок, находится место для автобиографических мотивов, а аллюзии на Данте или Шекспира еле приметно вспыхивают в сумрачной тишине, обволакивающей застывших персонажей.

128 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

400 р. Заказать

Витольд Гомбрович. Пьесы
Перевод с польского Юрия Чайникова


«Это не только пьеса, это самоосвобождающаяся театральность бытия», — пишет Витольд Гомбрович (1904–1969) в «Дневнике» о своей пьесе «Венчание». Все драматические творения Гомбровича, впервые собранные вместе в русском переводе, объединяет эксцентрическое преодоление того, что он называл Формой. Жизнь человека больше Формы, но стремится ею стать, деформируется ею везде — в искусстве, политике, социальных отношениях, любви, фантазиях, снах... Преодолеть Форму (которая одновременно есть власть «отцов») можно, лишь превратив ее в игру, доведя до эстетических конвульсий, до площадной самопародии, до трагикомедии. На это способны «дети», пусть ценой гибели мира «отцов» и своей собственной. «Дети» претворяют абсурд власти во власть абсурда и этой властью творят новый — правда, далеко не всегда дивный — мир.

416 с., 145х200, мягкая обложка с клапанами

500 р. Заказать

Полина Барскова. Отделение связи


Много лет Полина Барскова ищет возможные пути, пути возможности художественного высказывания о невозможном — о ленинградской блокаде. Прорывами в этих поисках стали поэтический цикл «Справочник ленинградских писателей-фронтовиков», пьеса «Живые картины», сборник эссе «Седьмая щелочь». «Отделение Связи» — новый и, пожалуй, самый странный из всех путей, погружающий опыт личной утраты автора в эстетику надличностного жанра научной фантастики. Два персонажа, пережившие блокаду, — Переписчик и Пейзажистка (он умер в 58-м, она в 85-м) — служат в учреждении, призванном принять Оставивших и отделить их от Оставленных... Вневременная «фантастичность» способствует абсолютной взаимопереходности времен этой прозы: прошлое неминуемо — именно поэтому настоящее преодолимо.

88 с. 120х200, мягкая обложка с клапанам

300 р. Заказать

Ольга Седакова. Четыре поэта: Рильке, Клодель, Элиот, Целан

В этой книге имя переводчика — Ольги Седаковой — стоит в качестве имени автора не случайно. Есть поэтические переводы, служащие узнаванию и просвещению, а есть, особенно у значительных поэтов, — служащие пониманию и просвечиванию. Пониманию и просвечиванию своего языка как говорящего инструмента. Такие переводы — не освоение, а присвоение, усвоение. И еще они — наука смирения. Именно к ним относятся переводы Ольги Седаковой из четырех больших поэтов ХХ века — Рильке, Клоделя, Элиота, Целана, — объединенные под одной обложкой если не в единый текст (что невозможно при всей разнородности этих авторов), то в единый контекст, — поэзии, так или иначе изменившей саму химию языка (языков) и сумевшей поддержать человеческие сердца «своим строем, ритмом, своим напряжением», своим внутренним «виражом» (важное для Ольги Седаковой понятие), возносящим эти сердца горé.

252 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

360 р. Заказать

Анна Гринка. Экранное зрение

Реальность этих историй, реальность языка, которым они рассказаны, пугающе пластична; она легко, прямо на глазах, на губах, оборачивается тем, что мы привыкли называть «другими измерениями». Корректор Ирина, загнавшая свое зрение чтением с экрана, превращается в текст, который необходимо вычитать, а тот в свою очередь становится всем обыденным миром с той только разницей, что теперь этот мир — внутри Ирины. Процесс изгнания жира из йогурта с помощью звука заставляет вспомнить Дантову воронку. Cлово aizmukt проступает в латгальском пейзаже стадом лениво идущих коров. Спасительная иллюзорность мира заключена в любом слове, поставленном рядом с другим словом, поставленном рядом с другим словом…

184 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

320 р.  Заказать

Марк Булошников. Метафорический стиль Валентина Сильвестрова

Валентин Васильевич Сильвестров (р. 1937) — один из наиболее известных современных композиторов, представитель «киевского авангарда». Эта книга — попытка осмыслить творчество композитора в контексте «метафорического стиля» (в котором Сильвестров работает с 1970-х годов). Автор исследует произведения Сильвестрова разных периодов и жанров, позволяющие проследить путь композитора к «метафорическому стилю» и осмыслить его творчество как некую целостность. В соответствии с авторской трактовой понятия «метафорический стиль» в работе рассмотрены такие параметры музыки Сильвестрова, как «слабый стиль» («новая простота»), жанрово-стилевая диалогичность и постлюдийное начало. В музыкально- аналитический обиход вводятся багатели Сильвестрова, представляющие позднюю разновидность «метафорического стиля». В издании впервые публикуются беседа автора с композитором, а также фрагменты их переписки.

208 с., 125х200, мягкая обложка с клапанами

400 р. Заказать

Пьер Мишон. Одиннадцать

Перевод с французского Натальи Мавлевич

«Вот они, все одиннадцать, слева направо: Бийо, Карно, Приёр, Приёр, Кутон, Робес пьер, Колло, Барер, Ленде, Сен-Жюст, Сент-Андре. Застывшие, неизменные. Комиссары. Великий Комитет Великого Террора. Четыре и три десятых метра на без малого три». Роман Пьера Мишона (р. 1945), удостоенный Большой премии Французской Академии, — история вымышленного художника, в юности беспечного подмастерья Джамбаттисты Тьеполо, а ныне поденщика эпохи Террора, создателя группового портрета Комитета общественного спасения во главе с Максимильеном Робеспьером. Шедевр Франсуа-Эли Корантена, двоякий козырь в трусливой игре противников Робеспьера, некогда вызванный к жизни политической грязью, парадоксальным образом приносит в будущее ощущение исторической грозы.

96 с., 120х200мягкая обложка с клапанами

Анатолий Рясов. Антонен Арто и смерть постдраматического театра

В России по-прежнему остаются малоизвестными поэтические, прозаические и графические опыты Антонена Арто, во многом определившие эволюцию философии, литературы и театра второй половины ХХ века. Встречаясь с работами Арто, мы осознаем, что его путь не просто дополнение или коррекция существующих способов мышления, но принципиально новая, незнакомая манера писать, мыслить, жить. Эта книга предлагает с равной настороженностью отнестись и к попыткам представить Арто традиционалистом, и к идее присвоения его мысли теоретиками шизоанализа, и особенно — к восприятию театра жестокости как предвестника постдраматических постановок. Разрушение субъекта оборачивается здесь его воскрешением, соприкосновение с самыми разными традициями — ускользанием от их власти, а режиссерская страсть — обращением к сущностной драме.


120 с., 130х200, мягкая обложка с клапанами

500 р. Заказать



Филипп Жакоте. Свет Богоматери 
Перевод с французского Петра Епифанова

Доминиканский монастырь Света Богоматери (Clarté Notre-Dame) находится на юго-востоке Франции, недалеко от коммуны Гриньян, где швейцарский поэт и переводчик Филипп Жакоте (1925–2021) жил с 1953 года. «Свет Богоматери» — последняя книга Жакоте, законченная им за год до смерти. В ней он прощается со светом как мерой поэтической зримости мира и словом, как будто растворяющемся в белизне страниц...

72 с., 110х177мягкая обложка с клапанами

250 р. Заказать

Александр Черноглазов. Под взглядом Другого. Тринадцать размышлений о предметах видимых и невидимых


Мы все живем на миру, в лучах чужих взглядов. Из лучей этих соткана паутина, поверхность-среда, где мы поневоле оказываемся в роли мух или пауков. Чтобы из этой паутины взглядов выбраться на свободу, достаточно от чужих глаз уйти, стать невидимками. Сделать это непросто – ведь esse est percipi, существовать значит быть воспринимаемым: выпав из паутины, мы боимся исчезнуть: чтобы быть для других, мы готовы отказаться от бытия для себя. Но страх этот совершенно напрасен: с миром невидимого мы в повседневном жизненном опыте ежечасно соприкасаемся. Невидимое есть во всех нас, – не пресловутая борьба за признание, а отказ от него делает нас людьми. Более того, невидимые, мы образуем невидимое сообщество – сообщество, над которым  законы спектакля, тщеславия, миметического желания не имеют власти. Каждое из тринадцати вошедших в книжку эссе посвящено конкретной встрече с невидимым миром в той или иной его форме, моменту, когда автору удалось так или иначе соприкоснуться с ним. Это прикосновение, убежденность в том, что невидимый мир реален, ему и хотелось бы передать читателю.

176 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

350 р.  Заказать


Анатолий Рясов. Беккет: путь вычитания

На русский язык переведены все романы, большинство пьес, стихотворений и эссе Сэмюэля Беккета, но у нас практически не было оригинальных глубоких исследований его жизни и творчества, не говоря об отсутствии переводов работ о нем западных филологов, театроведов, философов. Это странно, ведь речь идет о ключевой фигуре модернизма, основоположнике театра абсурда и лауреате Нобелевской премии. Книга Анатолия Рясова прослеживает  интеллектуальную историю Беккета как историю последовательного  ухода от  «слова» — в начале плотного, «джойсовского», начиненного бесчисленными ассоциациями; в конце почти ничего не значащего, утратившего языковые и культурные связи, погружающегося в беспощадное и честное молчание.

160 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

350 р.  Заказать

Борис Дубин. Отсрочка

Борис Дубин (1946–2014) — переводчик поэзии и прозы с многих европейских языков, литературовед, социолог, public intellectual — в 1960–1970-х годах создал несколько десятков стихотворений. Впервые некоторые из них были опубликованы в книге «Порука» (2013). «Отсрочка» включает в себя тексты, не вошедшие в это издание, но служащие его полноправным и ценным дополнением.

48 с., 110х177, мягкая обложка с клапанами

180 р. Заказать


Александр Скидан. 
Сыр букв мел. 
Об Аркадии Драгомощенко

С конца 1960-х годов Аркадий Драгомощенко (1946–2012) практически в одиночку развивал в русском стихе космополитическую модернистскую линию, восходящую к Гёльдерлину, «Дуинским элегиям» Рильке, «Кантос» Паунда. Эта линия, конгениальная американской «language school», осложнена лингво-философским опытом XX века (Витгенштейн, Батай, Деррида), а также индуистской, даосской и буддийской мыслью. Эссе поэта и критика Александра Скидана, написанные в разные годы, исследуют логику письма Аркадия Драгомощенко, изменившую в начале ХХвека логику социально-политической функции поэтического текста.

112 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Настасья Мартен. Верю каждому зверю. 

Перевод с французского Тимофея Хмелёва

Во время одной из своих экспедиций на Камчатку антрополог Настастья Мартен (р. 1986) чудом выжила в схватке с медведем, ее лицо осталось изуродованным. Она перенесла четыре операции — две в России и две во Франции. Повесть «Верю каждому зверю» — история ее исцеления, физического и психологического, история поиска и собирания по крупицам своей идентичности. Острое внутреннее зрение Мартен непрерывно корректируется опытом жизни в дальневосточной тундре и тайге бок о бок с коренными жителями, эвенками и ительменами, с которыми она оказывается связана не только научным интересом, но и глубокой симпатией. Беспристрастный научный подход вступает в драматичную конфронтацию с миром наития и анимистических верований — предметом ее научного интереса. Нападение медведя лишь исходная точка повествования. Подлинным событием становится нарушение границ. В момент ожесточенной схватки человека и зверя мир сталкивается с мифом, прошлое настигает настоящее, сны — реальность. Все это происходит на фоне современной российской провинциальной жизни, увиденной глазами гренобльской преподавательницы социальной антропологии: оленеводы, охотники, врачи, медсестры, военные — обычные люди в привычной для себя обстановке на фоне космически огромной природы Дальнего Востока.

128 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

300 р. Заказать

Режис Дебре. Против Венеции
Перевод с французского Алексея Шестакова


Венеция — хранительница своего грозного своевольного прошлого и прообраз нашего болезненного, многотиражного будущего. Французский философ, журналист и политик Режис Дебре (род. 1940) говорит о ней с раздражением и досадой. Впрочем, «Венеция», вызывающая эти чувства, — скорее не сам город (прекрасная «выхолощенная окаменелость»), а та амальгама китча, которая сформировалась и всё больше уплотняется на границе его стихий (камень, вода, искусство) и нарциссического взгляда зрителя-актера, в которого превращается каждый ступивший на этот остров.

96 с., 110х177, мягкая обложка с клапанами

200 р. Заказать

Лев Оборин. Ледники

Лев Оборин — один из тех (немногих) авторов, чья речь начинается с отсутствия языка. Язык возникает вместе с письмом как вскипающий словарь, цепляющий хтонические смыслы нового дня и не помышляющий о ясности. Но мне кажется, что какая-то ясность, проступающая вдруг, почти нечаянно, и есть главное событие этой поэзии. (Михаил Айзенберг)

64с., 120х200мягкая обложка с клапанами

200 р. Заказать


Лейб Квитко. 1919

Перевод с идиша. Переводчики:  Ольга Аникина, Ксения Викторова, Гермина Гордиенко, Валерий Дымшиц, Дарья Зуева, Елена Клочковская, Елена Марченко, Дарья Мезенцева, Илья Нахмансон, Игорь Булатовский

Большинство тех, у кого было советское детство, помнят стихи еврейского поэта Льва Квиткó (1895–1952). На самом деле их автора звали Лейб Кви´тко. Он был не только детским, но и «взрослым» поэтом. В 1923 году в Берлине Квитко издал книгу стихов «1919» — выдающийся памятник авангардной поэзии и одновременно свидетельство о страшных еврейских погромах, разразившихся на Украине в 1919 году. У своеобразного экспрессионизма сборника «1919» два источника — детство и ужас. «Кинд» (ребенок) и «пахад» (страх, ужас), возможно, самые частотные слова этой книги. Ее стихи сделаны примерно так же, как детские стихи Квитко: из простых, сырых слов, из простых, грубых, подручных вещей, и чем дальше, тем больше — из простых, готовых, «детских» размеров. Эти ритмы, в которые то и дело срывается свободный модернистский стих, создают странный и страшный эффект безвыходности, как будто слова под воздействием страха, идущего извне (с улицы, по которой движется «заляпанная кровью гопота»), начинают биться внутри узкого замкнутого пространства (подпола, где прячутся матери с детьми, кошмарного сновидения, подсознания).

В оформлении книги использована обложка и шмуцтитулы издания: Квитко Л. 1919. Берлин: Йидишер литераришер фарлаг, 1923. Художник Иосиф Чайков

112 с., 120х200, твердый переплет

500 р. Заказать

Ицик Мангер. Сонеты для моего брата Нотэ

Перевод с идиша. Переводчики:  Ольга Аникина, Ксения Викторова, Гермина Гордиенко, Елена Марченко, Дарья Мезенцева, Игорь Булатовский

Невозможно сказать, кто из еврейских поэтов был самым великим, зато самым любимым был и остается Ицик Мангер (1901–1969). Он родился в австрийском городе Черновицы (современные Черновцы, Украина) и вырос на стыке языков и культур: в его в семье говорили на идише, но сам он учился в австрийской гимназии. В 1929 году молодой поэт переехал из Румынии в Варшаву, столицу еврейской литературной жизни, а в 1938 году оказался в  Париже и там написал свое главное прозаическое произведение — бурлескный роман о потерянном рае «Книга рая. Удивительное жизнеописание Шмуэл-Абы Аберво». Накануне немецкой оккупации Парижа Мангеру удалось бежать в Лондон. В конце 1950-х годов он перебрался в Нью-Йорк, а за два года до смерти переехал в Израиль. Имя Ицика Мангера носит израильская литературная премия за книги, написанные на идише. Первую славу Мангеру принесли его баллады, но в послевоенные годы он чаще стал обращаться к строгой сонетной форме. «Сонеты для моего брата Нóтэ» — одна из вершин поздней лирики Ицика Мангера.

В оформлении использованы гравюры Б. Кофмана и И. Шора к изданию: Мангер И. Лид ун баладе. Нью-Йорк, 1952

48 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

200 р. Заказать

Артюр Адамов. Человек и дитя
Перевод с французского Анастасии Захаревич

Артюр Адамов (1908–1970) — французский драматуг армянского происхождения, один из создателей театра абсурда, фигура не менее значительная, чем Ионеско и Беккет. На русский язык его пьесы почти не переводились. Его автобиографическая проза не переводилась вообще. Роман-дневник «Человек и дитя» написан на койке психиатрической лечебницы в качестве логотерапии: Адамов много лет страдал неврозом и депрессией, усугубленными алкоголизмом и зависимостью от барбитуратов. Повествование, несущееся сквозь шесть десятилетий жизни Адамова, нанизывает на свой пунктир самые значительные имена и явления истории модернизма первой половины ХХ века.

240 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами


Марианна Гейде. Синяя изолента

Притчи Марианны Гейде притворяются то детской страшилкой, то легендой в духе "Римских деяний" или "Плавания святого Брендана", то фрагментом dark fantasy, то научно-фантастическим рассказом, то схоластическим спором, то коаном, то басней, то библейской параболой... Попытка их классификации напомнила бы борхесовскую классификацию животных. Но во всех своих обличиях они делают одно и то же: серьезно, точно и отрешенно (не говоря "цинично") увлекают и утешают нас своего рода методологией разочарования.

152 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

300 р. Заказать.


Владимир Эрль. Собрание проз

В настоящем издании собраны прозаические произведения литератора и текстолога Владимира Эрля (1947–2020). Основатель литературного направления «Хеленуктизм», Эрль органично соединяет в своем творчестве абсурдистские эксперименты русского авангарда 1920–30-х годов и искания ленинградской неофициальной «второй культуры» 1960–80-х. Составленное еще при жизни автора с его участием, второе исправленное издание «Собрания проз» включает в себя «большую», «малую» и «Пятую» прозы, переводы, а также незавершенные сочинения и эпиграммы. Документальная повесть «В поисках за утраченным Хейфом» — «краеугольное произведение неподцензурной русской литературы» (А. Скидан) — представлена факсимиле.


312 с., 145х200, мягкая обложка с клапанами

400 р. Заказать


Франсис Понж. Дневник соснового леса
Перевод с французского Валерия Кислова

"В общем, что такое лес? Одновременно монумент и общество (так же как дерево — одновременно живое существо и статуя)". В поэтическом исследовании соснового леса (1940, опубликовано в 1947-м) Франсис Понж оттачивает способность и способы видеть деревья, при этом не упуская из виду лес.

88 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

300 р. Заказать


Франсис Понж. Проэмы
Перевод с французского Валерия Кислова


Cборник Франсиса Понжа «Проэмы»  (1948), вышедший через шесть лет после самой известной его книги «На стороне вещей», — это апология выработанного им процесса производства «вещей» из «слов», процесса, который в результате заменяет собой произведение  литературы.

176 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

300 р. Заказать

Яцек Денель. Кривоклят
Перевод с польского Юрия Чайникова


Яцек Денель превращает печальную историю немецкого «кислотного вандала» Ханса Иоахима Больмана, пятьдесят раз атаковавшего полотна старых мастеров в европейских музеях между 1977-м и 2006 годом, в манифест воистину «маниакальной» любви к искусству, не без доли мрачной иронии утверждающий, что в эпоху тотальной коммерциализации и цифрового бума лишь уничтожение шедевра способно обратить внимание «аудиогидных племен» на его подлинную общечеловеческую ценность. 

216 с., 130х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Марк Петров. Роман

Роман ленинградского художника и дизайнера Марка Евгеньевича Петрова (1933–2004) остался в отрывках, планах, набросках сюжетных линий, характеров и не имеет названия. Тем не менее эти фрагменты обладают внутренним поэтическим единством и могут читаться как поэма, соединяющая сатиру и лирику в духе  «Зависти» Юрия Олеши.

152 с., 110х177, переплет

400 р. Заказать

Алексей Гринбаум. Позади жнецов. Речь космополита


На колосьях, упавших на землю, нет торговой марки. Те, кто собирает их позади жнецов, знамениты со времен Книги Руфь не задиристостью, а смирением. В этом сборнике исследуется языковое смирение перед пылким наскоком многоязычия, превращающее автора в гражданина мира. Собранные здесь заметки на русском, французском и английском языках окаймляют путь выпускника физико-математического лицея № 239, ставшего членом французского национального комитета по этике цифровых технологий. Путь этот сравнивается с метаморфозой сирийца Лукиана, обернувшегося остроязыким греческим космополитом. Автор попадает еще и в метавселенную, узнаваемо полную страха и ресентимента. Чтобы пережить в ней «Зевса войну», он превозносит эмоциональную реакцию на трескучую речь людей и машин.

104 с., 120х200, интегральный переплет

300 р. Заказать



Ханс Волльшлегер. Другой материал: фрагменты о Густаве Малере
Перевод с немецкого Татьяны Баскаковой

Ханс Волльшлегер (1935–2007) — автор модернистского романа «Отростки сердца, или Синдром падшего Адама» (1982; русское издание 2019, перевод Татьяны Баскаковой) и лучшего перевода «Улисса» Джойса (1976) на немецкий; сотрудник Издательства Карла Мая в Бамберге; издатель (вместе с Рудольфом Кройтнером) полного собрания сочинений поэта и переводчика Фридриха Рюккерта. Но всему этому предшествовало и на все наложило отпечаток его первое призвание — музыка. Он занимался композицией, дирижированием и игрой на органе в Музыкальной академии Северо-Западной Германии в Детмольде, однако в 1957 году был вынужден прервать занятия. На протяжении всей жизни Волльшлегер изучал и пропагандировал творчество Густава Малера, на долгие годы изъятое из культурного обихода немцев; создал свою реконструкцию неоконченной Десятой симфонии (не опубликована); был председателем немецкой секции Международного Малеровского общества. В этой книге, вышедшей посмертно, собраны эссе, лекции и тексты радиопередач, отражающие порой очень субъективное, но всегда любяще-проницательное прочтение Волльшлегером творений и судьбы австрийского композитора, пророчески создавшего музыкальный образ двадцатого века.

320 с., 145х200, мягкая обложка с клапанами

Элвин Люсье. Музыка 109. Заметки об экспериментальной музыке
Перевод с английского Саши Мороз


Книга американского композитора, исследователя акустических феноменов и педагога Элвина Люсье (р. 1931) составлена на основе лекций, которые он читал в Уэслианском университете в течение сорока лет. Сохранившие отпечаток живого общения со студентами-искусствоведами, емкие заметки Люсье охватывают всю послевоенную историю академического музыкального авангарда, от Джона Кейджа и Мортона Фелдмана до Лори Андерсен и Эннеи Локвуд.

216 с., 125х200, мягкая обложка с клапанами

250 р. Заказать

Витольд Гомбрович. Транс-Атлантик
Перевод с польского Юрия Чайникова

Роман «Транс-Атлантик» Витольда Гомбровича — это не сатира (хотя формы старого, довоенного польского «мирка" доведены в нем до болезненного гротеска), это не пародия (хотя автор называет свое творение «"Паном Тадеушем" наоборот» и создает для него виртуозный юродствующий язык в духе Яна Хризостома Пасека), это не политический памфлет (хотя вековые язвы польской государственности выставлены  напоказ — прежде всего перед самими поляками), это не философская или историософская притча (хотя действуют в романе скорее метафоры, символы, шифры и знаки, чем персонажи из плоти и крови). Что же такое «Транс-Атлантик»? Это способ вернуться на родину гражданином (пусть даже и не возвращаясь физически, как сам Гомбрович), то есть тем, кто сумел претворить свои интеллектуальные терзания, свой стыд, свой позор, ненависть и самоненависть, родиной вызванные, в спасительную иронию, в умный преображающий смех.

192 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

320 р. Заказать


Янош Пилински. Три этюда о грехе. Триптих. Свободное падение. Реквием
Перевод с венгерского Оксаны Якименко

В сборник короткой прозы венгерского поэта Яноша Пилински (1921–1981) вошли тексты, объединенные духом своего рода сновидческого евангелия. Происходящее в них подчинено онирической логике, сковано и одновременно высвобождено той «неподвижной вовлеченностью» рассказчика и читателя, которую Пилински проповедует в своем эстетическом романе «Беседы с Шерил Саттон», посвященном раннему, «литургическому» театру Боба Уилсона. Смысл, решение, отгадка, ответ достигаются в них опустошенным ожиданием, как в молитве, и обретаются скорее как утешительное поражение, чем как отчаянная победа.

128 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами



Лешек Колаковский. Сказки из королевства Лайлонии для больших и маленьких
Перевод с польского. Переводчики Елена Барзова, Марина Болевская, Виталий Костевич, Георгий Мороз, Гаянэ Мурадян, Ирина Нелюхина, София Равва, Ольга Чехова. Редактор Ксения Старосельская. Иллюстрации Хаима Сокола


Королевство Лайлонии — не сказочное, а иносказательное государство. Сказки (точнее сказать притчи) польского философа Лешека Колаковского (1927–2009) продолжают европейскую сатирическую традицию, к которой относятся, к примеру, «История абдеритов» Виланда, легенды о шильдбюргерах, хеломских мудрецах, анекдоты о пошехонцах... Эти притчи обнаруживают и доводят до предела абсурд, присущий всем формам человеческих отношений, будь то общество, семья, государство, школа или церковь.

160 с., 130х165, мягкая обложка с клапанами


Мортон Фелдман. Привет Восьмой улице
Перевод с английского Александра Рябина

«Привет Восьмой улице» — книга культовая, разошедшаяся на цитаты, анекдоты, эпиграфы. В нее вошли избранные тексты композитора Мортона Фелдмана (1926–1987): воспоминания, эссе, рецензии, комментарии к собственным сочинениям, пластинкам 

и концертам, лекции. Участник Нью-Йоркской школы, объединившей послевоенный американский авангард, Фелдман в своей остроумной и парадоксальной манере пишет о Джоне Кейдже и Филипе Гастоне, Марке Ротко и Фрэнке О’Харе, Джексоне Поллоке и Крисчене Вулфе, Виллеме де Кунинге 
и Эрле Брауне,  о звуке и шуме, цвете и свете, времени и ритме, о турецких коврах и Мондриане, о Пьеро делла Франческа и Шёнберге… 

216 с., 130х200, мягкая обложка с клапанами

350 р. Заказать

Велвл Чернин. Еврейские фактазии

Перевод с идиша — автора. Редактор перевода Валерий Дымшиц 

Велвл Чернин – один из лучших современных поэтов, пишущих на идише, автор множества поэтических сборников, переводчик поэзии на идиш, прозы – с идиша на русский, исследователь еврейской литературы. Перед нами его первый опыт в прозе.
В еврейской прозе не все жанры представлены одинаково хорошо. Помимо реалистической прозы на идише было создано множество литературных сказок и исторических романов, а вот фантастики всегда было мало. Велвл Чернин отважно восполняет этот пробел. Самим выбором жанра он отвечает на вопрос о перспективах современной прозы на идише. В ней, если не писать о буднях хасидов в Бруклине и Бней Браке, остается не так уж много места для реалистической и психологической прозы, зато ничего не мешает пышному цветению фантазии и фантастики.


192 с., 120х200, интегральный переплет

450 р. Заказать

Гленн Гульд берет интервью у Гленна Гульда о Гленне Гульде
В 1974 году Гленн Гульд, нередко под сатирическими псевдонимами писавший резкие отзывы на свои собственные выступления, взял интервью у самого себя о самом себе для музыкального журнала  High Fidelity. Это растроение личности позволило великому затворнику коснуться некоторых острых тем помимо излюбленного противопоставления концерта и медиа, а именно: трахеита, подхваченного в старом Фестшпильхаусе в Зальцбурге; необходимости дать искусству шанс постепенно самоупраздниться во имя выживания человечества; требований к одиночной камере, которая дала бы Гульду возможность посвятить себя карьере заключенного, и т. п.

48 с., 110х177, мягкая обложка с клапанами

180 р.  Заказать

Леонид Александровский. Приехал
в город (Ким Ки Дук)

«Мои последние фильмы — про освобождение от химеры качества, в них бьется горячее сердце свиньи». Воображаемый предсмертный монолог великого Ким Ки Дука (1960–2020), этого «Гидока Отмененного, гиены Кима», в общем о том же, о чем всё его кино: красота, если продолжать считать ее спутницей искусства, не требует ничего — ничего, кроме бесконечной боли, достигаемой бесконечным набором способов.

80 с., 110х177, мягкая обложка с клапанами

250 р. Заказать

Симона Вейль. Личность и священное
Перевод с французского Петра Епифанова

В написанной незадолго до смерти статье «Личность и священное» Симона Вейль с присущей ее этической мысли бескомпромиссной последовательностью ищет в человеке ценности, подлинно священные для общества и государства, и приходит к парадоксальному выводу, что это не личность, а безличное; не естественное право, а десткое ожидание добра; не дарования и способности, а смиренная надежда на истину и красоту; не самореализация, а безъязыкий крик несчастья; не стремление к свободе, а жажда сверхъестественного блага.

72 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf

Тед Хьюз. Ворон. Из жизни и песен Ворона

Перевод с английского Дмитрия Манина

«Ворон» Теда Хьюза (1930–1998) – это большой эпический цикл из шестидесяти семи стихотворений, своего рода фрагментов мифа, развернутого от первотворения до современности. В центре мифа, созданного Хьюзом, – герой-трикстер, пернатое существо, именуемое Вороном. Ворон путешествует в пространстве и времени, участвует в сотворении мира и человека, соревнуется с Богом, становится свидетелем сражений и катастроф, переворотов души и сознания, взлетов и угасания религий, великих открытий и великих ошибок. Тед Хьюз стремился в этих стихах к пугающей простоте, страшной ясности и точности языка, безжалостной откровенности. Они написаны в 1966–1969 годах, после самоубийства его жены, американской поэтессы Сильвии Плат.

104 с., 110х177, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf

Асгер Йорн.
Естественная история Рая

Перевод с французского Виктора Лапицкого
Асгер Йорн (1914–1973), датский художник и скульптор, литератор и политический активист, космополит и прирожденный бунтарь, был организатором авангардной художественной группы Cobra, вместе со своим другом Ги Дебором стал учредителем Ситуационистского интернационала, основал Скандинавский институт сравнительного вандализма… Его псевдотрактат «Естественная история Рая» пародийно деконструирует не только догматику Книги Бытия, но и восходящие к ней (или идущие с ней вразрез) биологические, социальные и политические шаблоны.

72 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Даниэль Коэн-Левинас. Как стих становится евреем
Перевод с французского Виктора Лапицкого


Два эссе французского философа, музыковеда, специалистки по иудаике Даниэль Коэн-Левинас посвящены анализу прочтения Жаком Деррида посткатастрофической поэзии Пауля Целана как поэзии «еврействующей», то есть растущей навстречу принципиально иному, чужому, чуждому, как бы оно ни называлось: другой, никто, посторонний, ты, еврей, ничто, темное, речь… Этот рост, свидетельствующий об отступлении искусства, об оскудении трансцендентного, о жертве языка, о «повороте дыхания», является путем стихотворения к самому себе — сквозь жуткую немоту.

96 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

280 р. Заказать



Лешек Колаковский.
Разговоры с дьяволом

Перевод с польского Юрия Чайникова
Польский и британский философ, автор трудов, посвященных Бергсону, Гуссерлю и ревизии марксизма (начатой еще в социалистической Польше), Лешек Колаковский (1927– 2009) был также остроумным толкователем моральных концептов христианства, прежде всего «бога» и «дьявола». Определенные как «разговоры», восемь текстов, составляющих эту книгу, которая вышла в 1965 году, — монологи. Даже если ее герои (Орфей, Элоиза, Лютер, Шопенгауэр и другие) разговаривают с дьяволом (или дьявол — с ними и за них), они обращаются к собственным искушениям, страхам и травмам, ведь, как говорил Колаковский: «Дьявол — это часть нашего непосредственного опыта».

192 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf 

Клод Луи-Комбе. Цеце
Перевод с французского Виктора Лапицкого
Тело письма у Клода Луи-Комбе (р. 1932) всегда оборачивается «письмом тела», телом как таковым, с его вязкой, темной и одновременно светоносной грамматикой. Диптих «Цеце» (1972) — один из первых романов писателя. Здесь, как и в дальнейшем, его письмо движется темами преступания плоти или переступания через плоть, будь то кровный грех, христианская аскеза или всепоглощающая, а точнее, всепожирающая (как в этом романе), древняя и ненасытная материнская любовь.

224 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf

Борис Филановский. Шмоцарт

Книга композитора Бориса Филановского — это профессиональный дневник человека, одержимого музыкальным временем и временем вообще: его синтаксисом, его формальной ограниченностью и безграничной делимостью, его вертикалью и горизонталью, его синтагматикой и парадигматикой, его необратимостью и открытостью, его психологическими масками — памятью и забыванием, паникой и скукой, его способностью обличать и обезличивать, его интеллектуальным, социальным и биологическим масштабами…


256 с., 125х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Киор Янев. Южная Мангазея

Роман-фантасмагория Киора Янева — это алхимический опыт, поставленный над российской историей, древней и новейшей, азиатской и европейской, развернутой в зловещий миф и свернутой в дикий быт, вымышленной и умышленной... Главный элемент этого опыта — русский язык, принимающий по ходу повествования все мыслимые и немыслимые формы и становящийся в конце концов чем-то вроде праведной саламандры, горящей и не сгорающей в лютом огне двадцатого века.

320 с., 145х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Соня Дымшиц. Камео

В третьем сборнике пьес Сони Дымшиц древняя Мать-богиня готовится к перерождению на пятом этаже хрущёвки; британский летчик Сид Коэн со своим экипажем берет в плен четырехтысячный гарнизон Лампедузы; актер Джек поневоле становится буквальной иллюстрацией выражения «повесить на кого-нибудь всех собак»; а волк, традиционно преследующий семерых козлят, падает жертвой собственной «несобранности».

120 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

200 р. Заказать 

Станислав Савицкий. Колобок Малевича и др. Взгляд из Петербурга на современное искусство 2010-х годов

В отличие от предыдущего арт-обзора Станислава Савицкого — книги «Взгляд на петербургское искусство 2000-х годов» (2011), — новый проект не ограничен региональным контекстом, хотя и в значительной степени опосредован им. Намеренно провинциализированная оптика позволяет автору запечатлеть текущее состояние русского искусства вне столичной конъюнктуры, в локальном, частном изводе. Избранные эссе и статьи Станислава Савицкого дополнены комментариями его коллег — искусствоведов, арт-критиков, кураторов, художников, философов, чьи мнения разнятся. Как в средневековой un libro di bottega, объединявшей членов одной мастерской, эта книга представляет «цех» современного искусства в его разнообразии и многолосии.

224 с., 130х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Юзеф Чапский. Лекции о Прусте

Перевод с французского Анастасии Векшиной

Юзеф Чапский (1897–1993) — одна из ключевых гуманистических фигур ХХ века. В России он известен прежде всего как первый расследователь катынского преступления советских властей, автор книг «Старобельские воспоминания» и «На бесчеловечной земле». Каждое слово его «Лекций о Прусте», прочитанных по-французски в советском лагере для польских военнопленных, двулико. Один лик смотрит в сторону прекрасной парижской молодости польского художника и писателя. Другой — на «бесчеловечную землю», забравшую жизни тысяч его соплеменников и товарищей по оружию.

128 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Шарль Бодлер. Избранные стихотворения

Перевод с французского Игоря Булатовского

Классический русский перевод за редкими исключениями стилистически либо отбрасывает поэзию Шарля Бодлера в условную «эпоху Надсона», либо придает ей несвойственную декламативность, либо, как в случае перевода «Плавания», сделанного Мариной Цветаевой, излишне модернизирует ее. Бодлер не экспериментировал с формой, размерами и синтаксисом; при этом его язык, его словарь, его мысль, его взгляд на мир не утратили свежести до сих пор. Их-то и заслоняет необходимость сохранять ритм и подбирать рифмы. Предлагаемые читателю переводы выполнены свободным стихом с единственным ограничением: сохранено количество слогов в стихах и в некоторых случаях — чередование мужских и женских рифм. Издание приурочено к 200-летию со дня рождения поэта.

40 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

180 р. Заказать

Ольга Седакова. Апология разума

В четырех классических эссе Ольги Седаковой, — главные герои которых Данте, Пушкин, Пастернак и Гете, Сергей Аверинцев, — парадоксальная, на первый взгляд, взаимообусловленность разума и поэзии, разума и веры понимается в связи с тем, что является одновременно их общим источником и следствием, — в связи с цельностью и полнотой жизни, достигаемой на пути критического различения подлинного и поддельного, на пути сообщительного внимания и понимания, на пути сопротивления мутной обыденной логике, «здравому смыслу», застарелому неврозу «иррационального» и «глупому уму» гордыни.

296 с., 130х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Франсуа Федье. «Мир спасет красота».
В России

Перевод с французского Петра Епифанова

Два эссе философа Франсуа Федье, исследователя и переводчика трудов Мартина Хайдеггера, объединяет среди прочего анализ трудноопределимого понятия «народ» и присущей народу особой формы сопротивления власти, сопротивления, которое, с одной
стороны, предполагается властью и обеспечивает ее легитимность, а с другой — позволяет народу оставаться собой, то есть избегать соблазна власти и противостоять ее демагогии.

120 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Екатерина Андреева. Истории животныхИстории о животных (от тотемного мифа до психологического романа) так прочно связаны с человеческой культурой, что мы привычно видим в них истории о нас самих. Это неизбежно, но это и не совсем справедливо. Животных нам всегда жалко, потому что нам жалко себя. Как отделить одну жалость от другой? Как увидеть в истории животного его собственную историю, упрямую и убедительную? Как испытать благодарность этой истории, как не взять себе из нее ничего, кроме благоговения — чувства, которое мы обычно испытываем в отношении того, что больше нас и нам не принадлежит? Это очень сложно. И эта сложность — главная эмоциональная энергия «Историй животных» искусствоведа и художественного критика Екатерины Андреевой.


120 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

 Екатерина Андреева. Соцреализм: от расцвета до заката

Четыре статьи, составившие сборник искусствоведа Екатерины Андреевой, — это четыре последовательных взгляда на историю советского искусства начала 1930-х — 1960-х годов. Первая статья посвящена тому, как в непрерывной полемике 1930-х годов мутируют представления о модели нового советского искусства под влиянием борьбы культов квазирелигиозной советской идеологии. Во второй «Книга о вкусной и здоровой пище» рассматривается как «сюрреалистический» сакральный объект культа изобилия. В третьей речь идет о том, как в 1940-е годы эпоха «бури и натиска» сменяется бюрократическим салоном (культом отдыха) и как в годы оттепели проваливается попытка реставрировать первый советский культ — культ труда. Заключительный текст исследует возможности понимания искусства вне советской модели на примерах архитектуры, скульптуры и кино Ленинграда.

136 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Джеймс Тенни. История 'консонанса' и 'диссонанса'
Перевод с английского Алексея Зайцева

В трактате американского композитора-экспериментатора, теоретика и педагога Джеймса Тенни (1934–2006) прослеживается история концепций консонанса и диссонанса в западной музыкальной культуре от Пифагора и Аристоксена до Хиндемита и Шёнберга.

232 с., 125х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Александра Цибуля. Колесо обозрения

«Строгая и доверительная» поэзия Александры Цибули исследует пределы уязвимости тела и сердца, как если бы это были формы языка, «корни корней» или слова и строки, которые могут быть разорваны где угодно и чем угодно. 

56 с., 125х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Дмитрий Гаричев. Мальчики

Дмитрий Гаричев подвергает мифологему «республики ученых» своего рода голдинговскому эксперименту, наблюдая за существованием высокого, и при этом неизбежно детского, сознания в условиях посткатастрофического гуманитарного таксиса — мира, которым правят,  в котором живут и борются друг с другом интеллектуалы.  «Сюжет» и «язык» этой небольшой повести все время находятся в состоянии тревожного иронического снятия,  что заставляет искать нечто третье, какую-то подлинную сущность, какое-то дикое, ловкое существо этой прозы, постоянно мелькающее на периферии читательского  зрения и в конце концов превращающее читателя в «волшебного стрелка».

136 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Рэймон Федерман. Шкелеты
Перевод с французского Валерия Кислова

В своем последнем художественном тексте "Шкелеты" Рэймон Федерман создает своего рода новую теорию круговорота веществ, странную, жуткую и в то же время ироничную. Материалом для всего сущего в земных пределах, одушевленного, неодушевленного и даже умозрительного, оказываются «шкелеты», пребывающие на грани материального и нематериального, органического и неорганического. Некие «власти» по очереди подвергают «шкелетов» трансмутации  в какую-нибудь земную форму, которую те сохраняют до «смерти», после чего снова возвращаются к месту своего пребывания и ожидания новой участи — запредельной зоне, многими чертами напоминающей концентрационный лагерь.

72 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

.Петер Хандке. Три эссе

Перевод с немецкого Веры Котелевской

Три эссе Петера Хандке, лауреата Нобелевской премии по литературе 2019 года, объединены общим приемом метаповествования: это истории о том, как (а также где, при каких обстоятельствах, в каком состоянии духа и тела) автор их пишет. Предметы этих «опытов» почти неуловимы, почти абстрактны, почти нереальны и служат скорее постоянно удаляющимися приманками для письма: формы усталости, черты удачного дня, давно вышедший из моды музыкальный аппарат... Трилогия написана в 1989–1991 годах, в эпоху глобальных исторических сдвигов — тем более настойчиво маргинальными кажутся типичная самоуглубленность Хандке, почти переходящая в зацикленность на себе, его пристальная, «близкая» оптика, его пытливые магические длинноты, раздвигающие внутреннее пространство-время этих коротких текстов — порой до бесконечности.

176 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf

Сергей Привалов. Буратиныч и другие

Петербургский музыковед Сергей Привалов ведет на фейсбуке популярный блог под ником Karl Buratinovich. Его ироничные, умные и бескомпромиссные рецензии не только обнаруживают в текущей музыкальной жизни ту полемичность, которая обычно не видна рядовому слушателю/зрителю, но и показывают, какой может и должна быть критика, ненавязчиво прививающая любителю академической музыки взыскательность. Собранные вместе, «колонки» Буратиныча образуют своего рода летопись концертов и оперных постановок последних пятнадцати лет. В книге сохранены некоторые особенности авторского слога — сетевые фольклоризмы и намеренные орфографические шероховатости.

320 с., 145х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Анастасия Курляндская. Убить Ленина: роман

В романе Анастасии Курляндской причудливо переплетаются позднесоветское интеллигентное «детство-отрочество-юность», постсоветский журналистский быт «восемнадцать-плюс» и вечная фантасмагория русской жизни — от «батюшки» Ивана Грозного до «дедушки» Ленина.

248 с., 125х200, переплет

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf



Мартин Макдона. Палачи

Перевод с английского Павла Шишина
В 1965 году Соединенное  Королевство отменило смертную казнь. Палачи стали бывшими. Но бывают ли бывшие палачи, даже если они, как главный герой лучшей пьесы Мартина Макдоны, теперь держат старомодный паб и вместо рычага виселицы нажимают на ручку пивного крана? Нет, разумеется. Пьеса Макдоны   не об этом. Она о том, что весь мир — унылое и смешное (иногда очень смешное) захолустье, а люди в нем — все эти добропорядочные граждане, любящие родители, веселые собутыльники — на самом деле либо палачи, либо их помощники...

112 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами


Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Рэймон Федерман.

Тсс... История одного детства
Перевод с французского Валерия Кислова

Детство американского и французского писателя Рэймона Федермана закончилось 16 июля 1942 года, в день Большой облавы, когда французская полиция, выполняя грязную работу гестапо, арестовала более 13 000 евреев, живших в Париже и его предместьях; почти все они были впоследствии уничтожены в лагерях смерти. Треть арестованных составляли дети. Рэймона спасла мать: в момент ареста семьи она спрятала его в лестничном чулане и сказала ему: «Тсс!» Это «тсс», печать спасения, залог «излишка жизни», второго рождения, стало источником всего творчества Федермана, вернее — страшной дырой молчания, из которой родилась вся его многоголосая, многоликая, многоязычная проза.

224 с., 130х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Мишель Бютор. Стравинский за фортепиано
Перевод с французского Виктора Лапицкого

Один из создателей «нового романа», классик французской литературы Мишель Бютор (1926–2016) со временем отказался от традиционных нарративных форм в пользу синтетических жанров и сложных комбинаторных структур. В своей экспериментальной эссеистике Бютор постоянно обращался к музыке и живописи, что приводило к созданию «гибридных» форм. Таковы «композиции» Бютора, построенные вокруг звучащей — физически или в уме читателя — музыки, своеобразные сюиты из прозаических и стихотворных отрывков и музыкальных пьес. Все характерные формальные черты «композиций» — сложная архитектоника целого, репетитивная расчлененность формы и ее числовые закономерности, чередование нейтрального повествования и онирических образов, личных воспоминаний и теоретических рассуждений — представлены в небольшом позднем тексте Бютора «Стравинский за фортепиано».

96 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Ханс Беллмер.
Малая анатомия образа
Перевод с французского Валерия Кислова

Ханс Беллмер (1902–1975) — немецкий график, скульптор, фотохудожник, писатель, близкий к дадаистам и сюрреалистам, автор иллюстраций к произведениям Сада, Лотреамона, Арагона, Буске, Кревеля, Батая, Уники Цюрн. В «Малой анатомии образа» (1957) Беллмер анализирует свой художественный опыт как опыт бессознательного, пытаясь под образом тела обнаружить тело образа, подвергая радикальному пересмотру «нормальные» представления о подобии и идентичности.

88 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Янош Пилински. Беседы с Шерил Саттон

Перевод с венгерского Оксаны Якименко
Венгерский поэт Янош Пилински (1921–1981) дал «Беседам с Шерил Саттон» (1973) жанровое определение «роман-диалог». У этого романа несколько обличий: автобиография, притча, философское эссе, театральная рецензия, спор о вере, психоделическая галлюцинация, полемическое осмысление катастроф двадцатого века... Но взятые в рамку воображаемых разговоров автора с американской авангардной актрисой Шерил Саттон, эти формы жанра оказываются «фрагментами речи влюбленного», оставшимися «после всего» — истории, искусства, языка, звука, смысла…

176 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Александр Ярин. О старых, больных, некрасивых и безумных женщинах 

Словосочетание «образ мыслей» обретает в этих рассказах наглядность: образ мыслей автора оборачивается образами мысли — старой, больной, некрасивой, безумной. В своей обреченности она на каждом шагу упирается в стену пустоты. В своей немощности снова и снова возвращается к началу (впадает в детство). В своей истощенности, истонченности постоянно переходит границу полоумия. Ситуация (ума)лишенности, в которой находится эта мысль, — один из главных драматических механизмов этой книги. Казалось бы, ей, мысли, остается только неизреченность, молчание. Может быть, именно поэтому она все говорит, говорит, говорит...


112 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf

Рэймон Федерман. Голос в чулане

Перевод с французского Валерия Кислова

Во время нацистской облавы мать прячет сына в чулан. Из этого завораживающе страшного места ребенок следит за арестом родителей и сестер, которых никогда больше не увидит. Об этом «втором рождении» Рэймон Федерман рассказывает в повести «Тсс… История одного детства» (2008; русский перевод 2020). В раннем экспериментальном тексте «Голос в чулане» (1979) он, заклиная травматический опыт, выстраивает из потока сознания радикальное литературное письмо — взрывное, безудержное, одержимое…

40 с., 145х145, мягкая обложка

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf

.Джон Кейдж. Неопределенность

Перевод с английского Светланы Силаковой

Девяносто историй, написанных Джоном Кейджем в качестве лекции, которую он читал под музыкально-шумовое сопровождение, создаваемое пианистом Дэвидом Тюдором, — небольшая часть литературного наследия американского композитора, писателя, художника и миколога-любителя. Впервые эти истории были опубликованы в культовой книге Кейджа «Тишина» (Silence, 1961): шестьдесят из них собраны в разделе «Неопределенность», а тридцать разбросаны по книге. В последовательности историй нет никакого принципа. Они напоминают лотерейные билеты, которые автор не глядя вынимает из стеклянной чаши. Но у большинства из них есть общая черта: они (как, впрочем, и лотерейные билеты) обманывают наши ожидания — ожидания развязки, морали, кульминации, разрешения. Джон Кейдж советует читать их так же, как читают газеты «без определенной цели: иначе говоря, когда твой взгляд скачет по странице туда-сюда, а ты параллельно реагируешь на происшествия и звуки вокруг».

120 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf


.Гертруда Стайн. Когда Земля была круглой

Перевод с английского Александра Скидана. Иллюстрации Ильи Андрецова


Обычно в связи с именем Гертруды Стайн (1874–1946) вспоминают салон на улице Флёрюс в Париже, где она принимала модернистов; термин «потерянное поколение»; «Автобиографию Алисы Б. Токлас» и строку «Rose is a rose is a rose is a rose» («Роза есть роза есть роза есть роза») из ее стихотворения 1913 года, о которой сама Стайн говорила, что здесь впервые в английской поэзии роза стала по-настоящему красной. Эту строку она использовала в нескольких своих произведениях, в том числе в книге для детей «Когда Земля была круглой», написанной в 1938 году и опубликованной в 1939-м. Формула «Роза есть роза есть роза есть роза» становится в этой книге основой аллегорической истории о взрослении.

104 с., 130х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился 

300 р. Заказать pdf


Петер Надаш. Пьесы
Перевод с венгерского Оксаны Якименко

Одноактные пьесы Т-трилогии Петера Надаша «Уборка» («Takarítás», 1977), «Встреча» («Találkozás», 1979), «Похороны» («Temetés», 1980) — не пьесы в литературном смысле: «ритуал», «опера», «балет» становятся здесь теми физическими средами, которыми движется, в которых формируется и осмысляется слово — бедное, живущее памятью или беспамятством, подвергнутое пыткам, страстное, страдающее, почти немое. Эпическая «Песня сирен» (2010) — не пьеса в смысле театральном; этот ко(с)мический апокалипсис западной культуры был создан Надашем в рамках европейского театрального проекта, посвященного «Одиссее» Гомера.

320 с. 145х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf


.Пьер Беттанкур.

Услады короля
Перевод с французского Виктора Лапицкого
Художник, складывавший свои горельефы из крылышек насекомых, кофейных зерен, ракушек, яичной скорлупы и сосновых иголок, друг и соратник Ролана Топора и Жана Дюбюффе, издатель Мишо, Арто и Понжа, писатель-аутсайдер, путешественник и примерный семьянин, Пьер Беттанкур (1917–2006) под говорящим псевдонимом Жан Садине опубликовал в 1963 году небольшой, написанный еще в начале пятидесятых, текст «Услады короля». Эта антология эротического абсурдизма, «садо-обэриутских» побасенок стала в дальнейшем его самой известной книгой, настоящей классикой черного юмора.

72 с., 110х165, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Соня Дымшиц. Знак

В дебютный сборник драматурга и режиссера Сони Дымшиц вошли четыре пьесы, написанные в 2016–2019 годах: «Знак», «ВОВА», «Расходитесь, здесь не на что смотреть!», «Хайль Хаим, или Человеку свойственно смеяться» (по мотивам романа Ромена Гари «Пляска Чингиз-Хаима). Сочетая широкую традицию театра абсурда с опытом вербатима и предметного театра, автор создает свой уникальный стиль, опирающийся на живой человеческий голос и горький юмор. Соня Дымшиц родилась в 1998 году, закончила театроведческий факультет Российского государственного института сценических искусств; автор пяти пьес, постановщик нескольких спектаклей, театровед, театральный критик.

160 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

 Александр Чак. Задетые вечностью: стихотворения о латышских стрелках

Перевод с латышского Ольги Петерсон

В Латвии книгу Александра  Чака  (1901–1950) «Задетые вечностью» (1937–1939)  называют эпосом, но по сути это  цикл из двадцати четырех стихотворений, в которых с гомеровской верностью деталям рассказывается об участии латышских стрелков в событиях Первой мировой войны и Гражданской войны в России. «Задетые вечностью» принесли славу  своему автору, до этого известному лишь в  качестве певца Риги и ее окраин. Однако с приходом советской власти прославление старых и правда о деяниях красных латышских стрелков стали в равной степени политически неприемлемыми. В 1946 году книга Чака была изъята из библиотек, упоминания о ней исчезли из биографии поэта. Второе издание «Задетых  вечностью» вышло только в 1988 году.  На русском языке книга Александра  Чака  полностью публикуется впервые.

304 с., 130х200, твердый переплет

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Владимир Мартынов. Где ты, Энкиду?

Пандемия ковида не только унесла миллионы жизней и опустошила улицы городов, но и утвердила новый мировой порядок, который почти не оставляет места человеку — зато выводит на первый план нечеловеческие сущности. «Человек более не обладает инициативой преобразования мира», — утверждает композитор и философ Владимир Мартынов. Первые сигналы этих революционных изменений он замечает в искусстве XIX–XX веков: на картинах Каспара Давида Фридриха, де Кирико, Малевича и Уорхола персонажи постепенно отворачиваются от зрителя, теряют индивидуальность, утрачивают признаки человеческого. Сегодня мы испытываем это на себе — поэтому всякий знак человеческого присутствия, всякое непроизвольное движение оказывается вкладом в исполнение загадочного танца Кали-юги — коллективного танца, который еще сильнее подчеркивает отсутствие человека, еще увереннее устраняет его из окружающего пейзажа

132 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

Тираж закончился

300 р. Заказать pdf

Валерий Вотрин. Составитель бестиариев

Фантасты и авангардисты первой половины ХХ века регулярно пугали своих читателей грядущим восстанием машин. Образ этот не был исторически случайным: именно к началу ХХ века созданные человеком технические устройства образовали столь сложную и взаимосвязанную среду, что, казалось, только шаг отделяет эту среду от обретения автономии и превращения в угрозу. Важнейшая тема прозаика и переводчика Валерия Вотрина (р. 1974) — вмешательство оживших знаков и знаковых систем в человеческую жизнь: например, в рассказе «Икота Якова И.», написанном за несколько лет до пандемии COVID-19, шуточное заклинание от икоты превращается в сценарий всеобщей эпидемии. На первый взгляд рассказы Вотрина напоминают интеллектуальные игры, но их значение — намного глубже: они говорят о положении человека в мире, где дискурсы и знаки, подобно техническим устройствам за век до этого, превратились в среду существования человека, и законы этой среды ее живым обитателям приходится постигать заново, как путешественникам, наугад осваивающим новую, неизвестную прежде страну, где действуют, но в новом контексте и новых воплощениях, важнейшие силы человеческой психики — любовь и страх, властолюбие и бескорыстное стремление к познанию.


248 c.
125х200, переплет

400 р. Заказать


Борис Рогинский. Голос

Голос «Яндекс-навигатора» — Галатея и Эвридика в одном лице. Кто-то  ее  создал, и  она  ожила. Паштета угораздило в нее влюбиться, и она спасла его — от ментов и от самого себя. Она ли выбрала его из двадцати миллионов пользователей? Или ее создатель и властелин велел ей? Она ли сбежала от своего Пигмалиона-Песочника, влюбившись в Паштета? Или сам Паштет выдумал и одушевил ее? Может быть, он — Орфей, дерзнувший оглянуться (захотелось-таки хоть разок  увидеть)? А может, у парня просто кукуха улетела? Знамения и намеки сыплются на него со всех сторон: двойная секира в чужом окне, цифры в желтом кружке светофора, странные маршруты, предлагаемые навигатором, искусственные голуби, таинственные названия улиц, обрывки стихов, незнакомец в закатных лучах, отцовская пластинка, шестеренка из часов — всё складывается в мучительную городскую шифровку, из которой Паштет должен узнать судьбу свою и своей любви.

96 с., 120х200, мягкая обложка с клапанами

300 р. Заказать


Создайте свой веб-сайт или интернет-магазин с Mozello.

Быстро, просто, бе написания кода.

Сообщить о нарушении Подробнее